Інститут Церковного Права

Головна Статті та Публікації Вопросы и ответы о Восточных Церквах
18.10.2007
ІЦП
Головна
Новини
Статті та Публікації
Видання Інституту
Проекти Інституту
Про ІЦП
Конгрес Богословів УГКЦ
УБНТ
Законодавство
Собори
Синод
Збірки законів
Послання і листи
Літургійне Право
Окружні послання Римських Архиєреїв
Розділи сайту
Бібліотека
Питання каноністові
Світова Періодика
WEB-ресурси
Архів
Документи
Пошук
Електронний каталог ІЦП
Дипломні роботи
Судочинство
Авторизація





Забули пароль?
Ще не зареєстровані? Реєстрація
 
 
Дорогі колеги!!!
Інститут Церковного Права ім. свщмч. Андрія Іщака

Запрошує на семінар каноністів

Тема: Організація душпастирства згідно рішень синодів Києво-Галицької Митрополії в роках 1596-1991.

Доповідач: о. д-р Роман Шафран

Четвер, 25 жовтня 2007 р. о 15 год. музей Йосифа Сліпого

 
 


Вопросы и ответы о Восточных Церквах
Написав архимандрит Роберт Тафт SJ   
02.11.2006
Вопросы и ответы о Восточных Церквах
от архимандрита Роберта Тафта SJ

 
Вопрос:
 «Сослужение на Литургии византийского обряда»
Ваше Высокопреподобие уважаемый архимандрит Роберт,


Во время недавней поездки в «старую страну» я заметил, как мне кажется, новацию в практике евхаристического сослужения в Греко-католической церкви Словакии (это можно также увидеть в Украине, но насколько я помню, не столь явно). Все сослужащие священники вместе и громко декламировали всю евхаристическую молитву, от «Свят, свят, свят...» до слов Господних включительно «Примите, ядите, сие есть Тело Мое... Пийте от нея вси, сия есть Кровь Моя...» Правильно ли это?


Ответ:


Нет, не правильно. Я тоже был обескуражен, когда недавно увидел эту совершенно нетрадиционную практику на славянском греко-католическом евхаристическом богослужении, на котором все сослужащие громко читали вместе молитвы Анафоры после ««Свят, свят, свят...» до слов Господних, которые даже пелись хором всеми сослужащими – практика совершенно неизвестная в подлинном православном предании, насколько я знаю.


Начиная с конца V века, как я уже показал, [1] Великая Константинопольская церковь знала форму евхаристического сослужения, заимствованную из восточно-сирийской традиции, в которой епископ должен выбрать одного пресвитера, чтобы произнести анафору и освятить дары. Но, приблизительно с Х века вполне очевидно складывается пресвитерское сослужение, состоящее в том, что все пресвитеры читают анафору.[2] Эта практика соблюдается сегодня не всегда, и некоторые православные писатели даже думают, что ее никогда не было. [3] Но совершено нет доказательств того, что когда-либо существовала практика совместного чтения анафоры во весь голос хором.


Этот недавний выдуманный способ чтения всей молитвы после «Sanctus» (или того, что является аналогом этого в византийской литургической молитве) хоровым декламированием является латинизацией посредством имитации сослужения латинского обряда в том виде, в каком оно было установлено литургическим обновлением после II Ватиканского собора. Но это не основа для пренебрежения [собственным обрядом] и оправдания [подобной практики] в византийской традиции. Следовательно, я мог бы добавить, что если те, кто делает это, понимает что-либо в своей традиции, то они должны декламировать хором ВСЮ молитву освящения, которая содержит в себе эпиклезис во всей его полноте, включая молитву «Якоже быти причающимся во трезвение души...»! Поэтому это обычай является новизной и латинизацией, и он должен быть осужден и запрещен. Будет ли положен конец этому процессу бездумной латинизации, неоднократно заклейменной и осужденной Высшим Учительством, и соблазняющемуся комплексу неполноценности, который автоматически предполагает, что латиняне следуют «правильным католическим путем».


Это не означает осуждение латинской практики, хотя всяких волен истолковать это как ему заблагорассудится. Но византийская традиция имеет свой собственный чин сослужения, который существует уже около десяти веков, и послесоборный латинский обряд смоделирован на его основе, а не наоборот. Следовало бы добавить, что даже в латинском обряде, где рубрики и указывают всем сослужащим читать всю молитву освящения (т.е. не только Слова Господни, но полный раздел рубрик латинского обряда указывает всем сослужителям проговаривать молитвы от эпиклезиса до описания установления и приношения, исключая поминовения и просьбы о заступничестве, которые установлено говорить поочередно, то одному, то другому сослужителю); те же самые рубрики недвусмысленно запрещают сослужителям молиться вместе «так громко, чтобы их голоса перекрывали голоса главного служителя». [4] Точнее: «части молитвы читаются всеми сослужителями вместе, и особенно слова освящения, которые должны произноситься связанно, т.е. быть выговорены таким образом, чтобы был слышен голос главного служителя. Таким чином слова могут быть лучше воспринимаемы народом». [5] Этот последний пункт показывает пастырскую цель этой рубрики: произнесение анафоры совершается не для Бога, который ее уже знает, а для народа, и это провозглашение не должно перекрываться «хоровым глушителем», который всегда имеет место при совместной декламации хором, когда некоторые голоса не согласуются с другими. Но, в церковный делах, клерикальная глупость всегда побеждает, и хоровое скандирование громкими голосами освящающей части анафоры в римском обряде, хотя и является нарушением, стало общепринятым обычаем (несмотря на то, что недвусмысленно запрещено) во многих местах среди тех, кто вряд ли понимает очень ясные предписания своей Церкви.

Что касается византийского евхаристического сослужения, то так как все это происходило в истории, то ученые изучили эту историю, и нет необходимости изобретать что-либо другое. Среди православных греков можно найти некоторое историческое различие в евхаристическом сослужении. По крайней мере, некоторые исторические рубрики, кажется, подразумевают, что только главный служитель освящает дары, [7] хотя это и не представляет всю традицию, как показал Бракманн.


В русском обиходе, однако, все не так расплывчато, как следовало ожидать: как я уже сказал об этом выше, русские знают, что они должны делать, и делают. В русском православном обычае, ВСЕ сослужители иерейского чина обязаны читать ВСЕ иерейские молитвы, от молитвы первого антифона до молитвы потребления даров, а не только анафору после «Свят, свят, свят...» и Воспоминание установления. Есть только два исключения из этого правила: они не говорят молитву предложения в конце приготовления даров (что я видел в практике некоторых мелхитских католических священников), которые произносит только священник, совершающий проскомидию; и не читают Заамвонную молитву, которую громко возглашает один священник во всеуслышание. Все сослужащие священники читают все остальные молитвы, но для себя, т.е. не просто «пробегая глазами», но произнося слова вполголоса. Если они это делают не так, а скандируют вместе громкими голосами, то эта практика неизвестна в правильном византийском литургическом обиходе тех или других священнических молитв.


Эта традиция понятна в русском обиходе, но менее ясна и менее последовательна в других поместных обычаях византийских церквей – хотя даже если традиция известна, то это еще не означает, что ее будут полностью соблюдать. [8] Знакомые священники из Московского Патриархата сообщили мне, что современная русская православная традиция архиерейского сослужения состоит в том, что ВСЕ священники ВСЕ молитвы читают тайно, начиная от молитвы Трисвятого. Они могут произносить их по памяти, опуская первые четыре молитвы трех антифонов и входную молитву Малого Входа, ибо, как известно, сослужащие пресвитеры не входят в алтарь на Малом Входе, и поэтому считается неподобающим читать молитвы по служебнику перед лицом епископа из центра храма.

Что касается анафоры, только перед Словами Установления русский православный «Чиновник» или архиерейский служебник во всех имеющихся в распоряжении изданиях дает следующие рубрики:


Подобает знать, что сии слова Господни: «Примите, ядите» и «Пийте от нея вси» глаголят над хлебом и вином все сослужители купно тихим гласом во едино слово с архиереем: никтоже не глаголет вперед архиерея или за ним, но в то же самое слово: подобает глаголить купно всем во едино слово. Тем же чином подобает глаголить тайно все над дискосом: «И сотвори хлеб сей» и над чашей «А еже в чаше сей» и паки. Но подобает архиерею единому благословлять дискос и чашу рукой. (Обратный перевод с английского - прим. пер.) [9]

Раэс выдвигает серьезные аргументы, почему эта рубрика из издания 1798 г. была найдена также в первом московском издании 1677 г., которое было воспроизведено в издании 1798 г. [10 ] Когда киевские ученые школы Киевского митрополита Петра Могилы (1633-46) подготовили издание 1677 г., то рубрики были клонированы из знаменитого «Требника» (I, 244). [11] Как показал Раэс, греко-католики следовали этому могилянскому обычаю, по крайней мере, с XVIII в., а может быть и раньше с XVII в. Раэс даже полагает, что Могила мог заимствовать это из греческого обихода. [12] Но первопроходческое исследование Раэса было расширено последующей научной школой, и Бракманн опроверг утверждение, что практика словесного соосвящения имеет греко-католическое происхождение, [13] а Жакоб показал, что византийское сослужение со словесным соосвящением восходит к Х столетию. [14]


В любом случае, процитированные рубрики найдены во всех изданиях русского православного архиерейского служебника или «Чиновнике», которые я лично сверял: Московские издания 1798, 1879 гг., Варшавское 1944 г. вплоть до недавнего Московского издания 1982 г. (I, 94). Так безотносительно их происхождения, рубрики недвусмысленно повторяются православными на протяжении последних трех столетий. Интересно, что сокращенная форма рубрик Римского издания русинского «Архиератикона» 1973 г. указывает всем сослужащим священникам произносить вместе Слова Господни - «глаголят словеса Господня купногласно» - но ничего не говорит о том же самом в эпиклезисе, [15] - серьезное упущение для тех, кто только поверхностно знаком восточной литургической и богословской чувствительностью – если, конечно, в этом существенном пренебрежительном намеке не содержится указание на то, в каком состоянии католическое евхаристическое богословие пребывает в настоящее время. [16]

Означает ли это, что епископы и священники должны стать литургическими историками и/или богословами, чтобы понять вышенаписанное? Конечно, нет. Это может показать, однако, насколько сложным может быть исторический вопрос, и следует учить тех, кто не знает того, что делает, быть более сдержанным в возгласах на литургии – или в путанице вокруг нее. Ибо это часть драгоценного наследия народа, а не их частная детская площадка.


-----------------

[1] R.F. Taft, “Byzantine Liturgical Evidence in the Life of St. Marcian the ?conomos: Concelebration and the Preanaphoral Rites,” Orientalia Christiana Periodica 48 (1982) 159-170.

[2] A. Jacob, “La conc?l?bration de l’anaphore ? Byzance d’apr?s le t?moignage de L?on Toscan,” Orientalia Christiana Periodica 35 (1969) 249-256.

[3] См. дискуссию и дальнейшую библиографию: R.F. Taft, Beyond East and West. Problems in Liturgical Understanding. Second revised and enlarged edition, (Rome: Edizioni Orientalia Christiana 1997) 114-17.

[4] International Commission on English in the Liturgy, Documents on the Liturgy 1963-1979. Conciliar, Papal, and Curial Texts (Collegeville: The Liturgical Press 1982) §1807.

[5] General Instruction of the Roman Missal—Institutio Generalis Missalis Romani (Liturgy Documentary Series 2, Washington, DC: United States Conference of Catholic Bishops, Inc. 2002) §218.

[6] A. Raes, “La conc?l?bration eucharistique dans les rites orientaux,” La Maison-Dieu 35 (1953) 24-47, 30-36.

[7] H. Brakmann, “Kai anaginoskousi pantes hoi Hiereis ten eucharisterion Euchen. Zum gemeinschaftlichen Eucharistiegebet byzantinischer Konzelebranten,” Orientalia Christiana Periodica 42 (1976) 319-367.

[8] По этому вопросу см: Taft, Beyond East and West chapter 6.

[9] Chinovnik, Moscow 1798, ff. 43v-44r. Но эти рубрики не найдены в Чине архиерейского действа Москва, 1668 (л. 24 пр.), эта практика не предписана Московским собором 1666-1667 гг: Деяния московских соборов 1666–1667 годов, II: Книга соборных деяний 1667года (Москва, 1893, репринт: Westmead 1969) лл. 56 пр. Фактически собор ничего не говорит о роли сослужителей во время анафоры.

[10] Raes, “La conc?l?bration eucharistique,” 37-41.

[11] Ibid. 40-41.

[12] Ibid. 41-45.

[13] См. сноску 7.

[14] См. сноску 2.

[15] Арxиератикон или Служебник Святительский (Rome 1973) 80-83. Это римской издание страдает из-за проблемы с идентичностью: датированное 1973 г. на титульной странице, 1975 г. в колофоне, оно на самом деле появилось только в 1977 г. согласно хорошо информированному архимандриту Сергию Келехеру: S. Keleher, “From Orientalium Dignitas to Orientale Lumen,” in: Orientale Lumen Conference 1987. Proceedings (Washington, DC 1997) 19-36, 28-29 сноска 18. Об этом и других изданиях греко-католических архиерейских служебников см.: S. Keleher, “Some Aspects of the Hierarchal Divine Liturgy,” Eastern Churches Journal 2/2 (1994) 115-164.

[16] См., например, вероучительные документы, которые я цитирую в: R.F. Taft, “Ecumenical Scholarship and the Catholic-Orthodox Epiclesis Dispute,” OKS 45 (1996) 201-226; того же автора: “Mass Without the Consecration? The Historic Agreement on the Eucharist between the Catholic Church and the Assyrian Church of the East Promulgated 26 October 2001,” Worship 77 (2003) 482-509.
(Інформація взята з сайту www.vselenstvo.narod.ru )
 
Назад
Інститут церковного права © 2005-2006 icl.org.ua
© ІCL, 2005-2006. Контакт: