Інститут Церковного Права

Головна Конгрес Богословів УГКЦ Конгресс богословов УГКЦ
17.10.2007
ІЦП
Головна
Новини
Статті та Публікації
Видання Інституту
Проекти Інституту
Про ІЦП
Конгрес Богословів УГКЦ
УБНТ
Законодавство
Собори
Синод
Збірки законів
Послання і листи
Літургійне Право
Окружні послання Римських Архиєреїв
Розділи сайту
Бібліотека
Питання каноністові
Світова Періодика
WEB-ресурси
Архів
Документи
Пошук
Електронний каталог ІЦП
Дипломні роботи
Судочинство
Авторизація





Забули пароль?
Ще не зареєстровані? Реєстрація
 
 
Дорогі колеги!!!
Інститут Церковного Права ім. свщмч. Андрія Іщака

Запрошує на семінар каноністів

Тема: Організація душпастирства згідно рішень синодів Києво-Галицької Митрополії в роках 1596-1991.

Доповідач: о. д-р Роман Шафран

Четвер, 25 жовтня 2007 р. о 15 год. музей Йосифа Сліпого

 
 


Конгресс богословов УГКЦ
Написав прес-секретаріат ІЦП   
20.03.2007
ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Конгресса богословов УГКЦ "Евхаристическое Сопричастие - вызов традиции и современности для традиционных Церквей", созванного Украинским Научным Богословским Обществом во Львове 2-4 января 2007 г.Б.

Рассмотрев важную для жизни Христовой Церкви тему евхаристического сопричастия, имея также в виду современное состояние конфессиональной разделенности Церквей Владимирова Крещения в Украине, Конгресс богословов Украинской Греко-Католической Церкви (УГКЦ) представляет свои выводы и предложения о возможности восстановления между Церквами Владимирова Крещения евхаристического сопричастия.



1. ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

1.1 Идентичность и историческая судьба Христовой Церкви в Украине обусловлены принятием в 988 году князем Владимиром Великим христианства в его восточном (византийском) обряде как государственной религии Киевской Руси и образованием единой иерархической структуры для всех восточных славян - Киевской митрополии. Будучи составной частью Цареградского патриархата и щедро черпая из богословских, литургических, канонических и духовных источников византийского Востока, Киевская Церковь находилась тогда в сопричастном единстве с латинским Западом. В течение нескольких следующих столетий она оставалась открытой к взаимоотношениям с западными соседями и редко участвовала в прямом противостоянии между Царьградом и Римом, которое со временем стали называть Великим церковным расколом.

1.2 С потерей государственной самостоятельности и распространением в украинских землях власти соседних католических держав и латинских церковных структур русская иерархия часто инициировала или активно поддерживала усилия, направленные на восстановление вселенского христианского единства. Посланники Руси принимали участие в соборах Западной Церкви в Лионе (1245) и Констанце (1418); положительно была воспринята в украинских землях Флорентийская уния (1439), одним из творцов которой был киевский митрополит Исидор; контакты с Римским Апостольским Престолом поддерживали его преемники - Григорий, Мисаил и Иосиф Болгаринович.

1.3 В конце ХVІ ст. епископат Киевской митрополии, стремясь вывести Церковь из глубокого внутреннего кризиса и реагируя на вызовы протестантской Реформации и посттридентского католицизма в Польско-Литовском государстве, принял соборное решение перейти под юрисдикцию Римского престола, обеспечив при этом сохранение традиционной восточной обрядности и собственной церковной и этно-культурной самобытности. Отцы Брестсткой унии (1596) стремились восстановить сопричастие с латинским Западом без разрыва с прочим христианским Востоком, надеясь своим шагом поощрить к объединению "тех, что колеблются". Даже несогласия в лоне самой Киевской Церкви, вызванные разным восприятием унии с Римом, не исключали поиска путей "объединения Руси с Русью" вокруг идеи образования единого Киевского Патриархата и его "двойного сопричастия" с другими патриархатами Востока и Запада, которую отстаивали великие митрополиты Петр Могила и Иосиф Вельямин Рутский и к которой снова и снова возвращались предстоятели УГКЦ в XX ст.

1.4 Тем не менее зерна христианского согласия так и не дали желанных всходов на почве бывших политических противостояний и религиозных предубеждений, которые приводили к все более явному размежеванию экклезиальных структур, утверждению эксклюзивистского мышления, деформации литургическо-обрядового наследия, принудительных "обращений" и насильственных "воссоединений". Все эти отрицательные явления, однако, не могут отменить Христову заповедь единства, освященную кровью мучеников, и искоренить из сознания украинских христиан историческую память о принадлежности к одной поместной церковной традиции, призывая нас сегодня в независимом и соборном Украинском государстве и всюду в мире, где живут наши верные, искать практические пути к восстановлению утраченного сопричастия.

Поэтому предлагаем:

1.5 Всячески оказывать содействие исследованию прошлого и популяризации научных знаний об историческом наследии Киевской Церкви, лелея ощущение общей принадлежности и взаимной ответственности за ее будущее.

1.6 Глубже изучать и осмысливать объединительные инициативы минувшего и драматический опыт мученичества за "мир всего мира" как общего страстотерпчество за Христа и особого переживания общности в вере, пристально всматриваясь в примеры евхаристического единения в условиях тоталитарного насилия над свободой совести.

1.7 Интенсивно развивать институциональные связи и личные контакты между всеми наследниками Владимирова Крещения и оказывать содействие их открытости к взаимоотношениям с другими центрами, сообществами и верными Вселенского христианства, имея целью "соединение всех" в одном Теле и вокруг одной Чаши.


2. ДОГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

2.1 Находясь перед лицом вызовов настоящего, таких, как глобализация, секуляризация, потребительская культура, гедонистическое мировоззрение и другие, мы признаем нашу ответственность за свидетельство Христового Евангелия современному миру. Краеугольным камнем такого общего свидетельства есть полное и видимое единство всей Христовой Церкви.

2.2 Признавая фундаментальное единство веры главной предпосылкой евхаристического сопричастя, мы выступаем против любого релятивизма, индифферентизма или компромиссов в вероучении. Тем не менее мы утверждаем, что, несмотря на отдельные расхождения богословских позиций, которые существуют между Православными и Католическими Церквами (а в особенности между Украинской Греко-Католической Церковью и ее православными сестрами в Украине - Украинской Православной Церковью, Украинской Православной Церковью Киевского Патриархата и Украинской Автокефальной Православной Церковью), между ними существует фундаментальная единство веры, что и сделало возможным частичное (на уровне отдельных верных) евхаристическое сопричастие между нашими Церквами, которое предусмотрено и рекомендовано ІІ Ватиканским Собором (Orіentalіum Ecclesіarum, 26-27, Unіtatіs Redіntegratіo, 15). Исходя из этого, считаем важным прежде всего признать, что вопрос евхаристического сопричастия между Церквами Киевской традиции имеет в основном дисциплинарно-канонический, а не догматический характер.

2.3 Чтобы это убеждение в единстве веры стало более очевидным, богословам надо глубже исследовать и переосмыслить разницу между верой Церкви и богословской интерпретацией этой веры, указывая, что единство веры может существовать при ее разных богословских выражениях, как это было в единой Церкви в эпоху формулирования главных христианских догм Вселенскими соборами, или между Восточной Византийской и Западной Латинской Церквами в первом тысячелетии.

2.4 Мы против использования Евхаристии как инструмента, первого шага в экуменических начинаниях, но, следуя инициативе наших владык, мы убеждены, что на самом деле Евхаристия, которую одинаково совершают и в Православных, и в Католических Церквах, и "через которую единство Церкви показывается и совершается" (UR 2), есть то, что сильнее всего соединяет наши Церкви. Это требует выразительнейшего засвидетельствования в наших межцерковных отношениях и поэтому, "чтобы с каждым разом все более лелеять единство с несоединенными Восточными Церквами" (UR 26), мы склонны оказывать содействие распространению имеющегося сопричастия, согласно с пастырскими нормами ІІ Ватиканского Собора (UR 26).

2.5 Следует заметить, что распространение евхаристического сопричастия между нашими Церквами в это переходное время не нарушает экклезиальной идентичности любой из них, как и не требует структурного и юрисдикционного слияния Церквей или создания какой-то третьей церковной структуры. Именно евхаристическое сопричастие покажет и будет созидать дальнейший путь общего роста к полному сопричастию.

2.6 Мы хотим подчеркнуть, что общность веры между нашими Церквами основывается на общности опыта богопочитания и духовной жизни, в которых Киевская Церковь была единой до своих разделений и остается единой до сего дня, несмотря на разделения, вызванные человеческой греховностью и политической конъюнктурой.

2.7 Мы осознаем, что евхаристическое сопричастие не является делом, которое можно решать односторонне, но хотим этими соображениями засвидетельствовать, как мы понимаем настоящее наш состояние и каким видим дальнейший путь. Наше горячее желание - чтобы этим дальнейшим путем мы шли вместе.

2.8 Мы поддерживаем и признаем возможной общей платформой для единства наших Церквей образец исповедование веры архиепископа Илии Зогби, принятый на заседании Священного Синода Мелхитской Греко-Католической Церкви (20 июля - 4 августа 1995 г.Б.):

1. "Верую во все, чему учит восточное православие.

2. Я нахожусь в сопричастии с епископом Рима как с первым между епископами в пределах, признанных восточными Святыми Отцами в первом тысячелетии перед разделением."

Хотя, как справедливо заявили и католические, и православные иерархи, в своей лаконичности это исповедование открыто неоднозначным интерпретациям и поэтому будет требовать дополнений и уточнений, все-таки оно указывает то направление, на котором следует искать точку встречи истинной православной веры и аутентичного Петрового служения в Церкви.

2.9 Мы, богословы УГКЦ, проявляем свое стремление работать над возвращением нашей Церкви к истокам ее традиции в богословской, духовной, литургическной, канонической и других областях, где эта традиция частично была утрачена. Мы согласны признать ошибки прошлого и утраты, вызванные разными культурно-историческими обстоятельствами (в частности т.н. латинизацией), и заявляем про свою открытость к взаимным конструктивным замечаниям, которые могут помочь в восстановлении и творческом переосмыслении нашего общего наследия.

2.10 Евхаристия является сердцем Церкви, и потому мы сознаем, что такой важный шаг, как восстановление евхаристического сопричастия, коснется практически всех измерений церковной жизни, и успех самого начинания будет зависеть от приготовления к нему сообщества Божьего народа.


3. ЛИТУРГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

3.1 Литургическая традиция Церкви разными способами показывает, что Евхаристия является не только знаком завершенного единства, но и действенным знаком, который скрепляет это единство, если оно не полностью совершенно.

3.2 Основанием такого понимания Евхаристии является неопровержимый факт, что, причащаясь в едином Христовом Теле, мы становимся одним телом как с Христом, так и со всеми теми, которые питаются тем же Телом. Об этом говорил св. Павел, когда учил: "Так как хлеб - один, то мы многие - одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба" (1 Кор 10:17). Молитву про единство тех, которые причащаются, мы находим почти в любой ранней анафоре. В анафоре святого Василия Великого мы просим: "Нас же всех, от единаго Хлеба и Чаши причащающихся, соедини друг ко другу во едино Духа Святаго причастие".

3.3 Существует дистанция между божественным идеалом и человеческой действительностью не только в деле единства Церкви, но и в ее святости. Литургия нас учит, что Причастие можно давать только святым ("Премудрость, пр?сти! Святая святым!") и, парадоксально, учит нас признавать свою грешность перед Причастием не для того, чтобы мы пренебрегали потребностью быть святыми, а чтобы убедиться, что святость не от нас, а от Христа, и она дарится нам в Причастии ("Един свят...Иисус Христос"), если мы признаем, что нам ее недостает.

3.4 Если единство между христианами несовершенно, это не должно быть препятствием к их евхаристическому сопричастию, если они стремятся к этому единству и готовы признать, что в них самих может быть нечто такое, что для братьев по вере стало препятствием к единству. В Причастии Тела Христового наше единство, как и наша святость, становится совершенной, так как нам дарится святость Христова и единство Христового Тела. Впрочем, литургическая евхаристическая традиция часто утверждает, что мы вообще недостойны евхаристического служения и Причастия, но вместе с тем вселяет в нас надежду на помощь Святого Духа в служении Евхаристии.

3.5 Структура Литургии, которая предусматривает возглашение Символа Веры перед анафорой, показывает, что общая вера необходима для совершения Евхаристии. Вместе с тем она указывает на то, что Никейско-Константинопольский Символ является достаточным выражением этой общности веры.

3.6 Одним из ярких примеров необходимости пересмотра канонического запрета евхаристического сопричастия между греко-католиками и православными является практика совершать таинство брака над обрученными, которые принадлежат к разным конфессиям: с одной стороны, таинство брака их соединяет во Христе в одно тело, с другой - разделяет отсутствием евхаристического сопричастия между Церквами, с которыми являются одним телом.

3.7 Выразительная потребность УГКЦ - чтобы все духовенство уделило надлежащее внимание основным вопросам нашей богослужебной практики: с одной стороны, необходимость литургической дисциплины для обрядового единообразия, а с другой, потребность углубленного осмысления нашей принадлежности к Киевской традиции, что побудит к устранению несоответствующих заимствований в нашей богослужебной практике.

3.8 Важным шагом к евхаристическому сопричастию между греко-католиками и православными Киевской традиции есть уже существующая практика общих богослужений в тех разных обстоятельствах, которые объединяют верных этих Церквей: вместе служат молебны, акафисты, благословения, освящение Иорданской воды, венчания, похороны, поминальные службы, вынос Плащаницы, организовывают общие паломничества к святым местам и т.п.

3.9 Для того, чтобы содействовать приближению к полному евхаристическому сопричастию между Церквами Киевской традиции, считаем целесообразным продолжать и развивать такую практику общих богослужений и поручать настоятелям привлекать верных к более сознательной евхаристической жизни, которое состоит не только в единении с Христом, но и в осознании христианского единства и ответственности за тех, которые с нами причащаются (или в наших общинах, или вне их).


4. КАНОНИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

4.1 Мы обнадежены тем фактом, что на некоторое время (16 декабря 1969 г.Б. - 29 июня 1986 г.Б.) между Русской Православной и Римо-Католической Церквами были сняты запреты на евхаристическую гостеприимность в рамках, очерченных ІІ Ватиканским Собором. Митрополит Никодим, который возглавлял отдел внешних церковных отношений Московского Патриархата, объяснил это тем, что "Православная и Римо-Католическая Церкви имеют одинаковое учение про Святые Таинства и взаимно признают действительность Таинств, которые совершаются в них". Это решение со временем не было отменено, лишь было решено "отложить его применение", потому что "эта практика не развилась", и было высказано желание согласовать это решение с другими Православными Церквами.

4.2 Эти факты еще раз удостоверяют, что прекращение евхаристической гостеприимности между Православными и Католическими Церквами имеет скорее дисциплинарно-канонический, нежели догматический характер. Это вселяет в нас оптимизм относительно действия Святого Духа, Который будет просвещать наши Церкви и указывать на время, когда можно будет снова восстановить евхаристическую гостеприимность между ними. Такая практика как исключение существует уже между Украинской Греко-Католической Церковью, Украинской Автокефальной Православной Церковью и Украинской Православной Церковью Киевского Патриархата, и это возрождает надежду на то, что евхаристическая гостеприимность Украинской Правлославной Церкви снова будет восстановлена для всех членов Церквей Киевского Крещения.

4.3 В этом же самом духе Восточным Церквам Римского Сопричастия нужно осознать потребность пересмотра или дополнения кан. 702 Кодекса Канонов Восточных Церквей для того, чтобы разрешить в оправданных случаях сослужить с православными пресвитерами, получив предварительно благословение правящих архиереев, а также устранив возможные непонимание верных. Такое изменение основано на том, что относительно Католических Церквей не все "некатолические священники или служители" имеют один и тот же статус: ближайшими к восточных католикам во многих аспектах церковного предания являются православные. Такое решение сделало возможным бы Восточным Католическим Церквам, которые находятся в многовековом римском сопричастии, жить по принципам восточной экклезиологии.

4.4 Этот вопрос, в свою очередь, требует пересмотра ряда других дисциплинарных распоряжений и канонов, которые касаются других Святых Таинств. В частности, видится актуальным вопрос, богословски верно ли Таинство Брака греко-католиков с православными называть смешанным браком, а если нет, то какие последствия это будет иметь для соответствующих канонов ККВЦ.


5. ПАСТЫРСКИЙ АСПЕКТ

5.1 Необходимой подготовкой для Евхаристического сопричастия между разделенными и отчужденными церковными сообществами является возможность постепенно узнавать себя и взаимно сближаться. Для этой цели важно осмыслить и внедрять в практику разные общие пастырские, благотворительные и социальные программы, через которые эти сообщества смогут дать перед миром общее свидетельство своей веры, создавая между собою "Евхаристию жизни" или "сопричастие жизни". Для примера можно вспомнить:

- дела милосердия (такие, как межконфессиональное сообщество "Вера и свет");

- общая пастырская работа в смешанных семьях;

- проповедь достоинства человеческой жизни (напр., "Движение за жизнь").

Общее участие в таких программах даст возможность не только духовенству, но и верным разделенных сообществ реально создавать и скреплять духовную основу Евхаристического сопричастия.

5.2 Призываем к тому, чтобы в тех местах, где после конфликтной ситуации между греко-католиками и православными относительно использования храмов для богослужений наступило примирение и найден общий язык, торжественно это подтвердить актом взаимного примирения и прощения, чтобы другие общины, где такого примирения еще не состоялось, видели, что все-таки возможно преодолеть вражду ради общего свидетельства Христа.


6. ЭКУМЕНИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

6.1 К полному Евхаристическому сопричастию надо идти двумя путями - богословским и богослужебным - между которыми нет взаимных противоречий.

6.2 Предлагаем проводить между богословами УГКЦ и Украинскими Православными Церквами общие богословские совещания, конференции и рабочие сессии для познания общей веры и взглядов на богословские расхождения и для усвоения на территории Украинских Церквей как теоретических достижений более широких Смешанных богословских комиссий, так и практического опыта приближения к полному сопричастию в отдельных церквах, как например Мелхитской Греко-Католической и Греко-Православной Церкви Антиохийского патриархата.

6.3 Считаем, что благоприятное время для проведение подобных собраний было бы на первой неделе Великого Поста, на которой доминируют темы покаяния, взаимного прощения и которая завершается торжеством Православия. Предлагаем проводить во время подобных встреч поочередные Литургии, когда с благословения своих епископов с учетом таких чрезвычайных обстоятельств и после исповедания общей веры, все могли бы приступать к Причастию (на Литургии Иоанна Златоуста или Василия Великого), а Литургию Преждеосвященных Даров представители духовенства могли бы сослужить. Таким образом, действительность нашего единства в Евхаристии, хотя и будучи исключительной, тем не менее свидетельствовала бы, что существует уже богословская основа того полного и видимого единства, к которому мы стремимся.


7. ПРЕДЛОЖЕНИЯ НА РАССМОТРЕНИЕ СИНОДА ЕПИСКОПОВ УГКЦ

Исходя из общего желания сопричастия между Церквами Киевской традиции, предлагаем на рассмотрение Синода Епископов УГКЦ такие решения.

1. С целью углубления евхаристического сознания в УГКЦ созвать Патриарший Собор, посвященный теме евхаристического сопричастия с тем, чтобы не одни лишь богословы, а вся Церковь (миряне, монашество и духовенство во главе со своими иерархами) смогли дорасти до понимания потребности восстановления церковного сопричастия между разделенными ветвями Киевского христианства.

2. Дать благословение на создание полномочных рабочих групп богословов УГКЦ для согласования позиции нашей Церкви по проблемным вопросам богословского диалога с целью дальнейшего обсуждения этих вопросов во всеукраинском межцерковном (греко-католически-православном) богословском диалоге.

3. Дать благословение богословам УГКЦ (УБНО, УКУ и других духовных учебных заведений) начать активную работу над подготовкой всеукраинского межконфессионального конгресса богословов традиционных Церквей Владимирова крещения для обсуждения идеи восстановления евхаристического сопричастия.

4. Для развития литургийной практики, соответствующей Киевской традиции, пересмотреть решение Синода епископов УГКЦ 1992 г.Б. про подтверждение литургических постановлений Замойского Синода и поручить издание официальных богослужебных книг, сориентированных на нашу принадлежность к Киевской традиции.

5. Обратить внимание ответственных за формацию богословов, пресвитеров, катехизаторов и верных на необходимость формирования евхаристического благочестия в свете сопричастия и единства Церквей.

6. Ввести в Божественную Литургию просьбу о евхаристическом сопричастии, поддерживая инициативу правящего епископа Ивано-Франковской епархии владыки Владимира Вийтышина.


От имени участников Конгресса,
Львов, 4 января 2007 г.Б.
митр. прот. д-р Михаил Димид
председатель Украинского Богословского Научного Общества

Официальный интернет-сайт: © Католической Церкви византийского обряда в России, 2007.
 
Назад
Інститут церковного права © 2005-2006 icl.org.ua
© ІCL, 2005-2006. Контакт: