Інститут Церковного Права

Головна Статті та Публікації Высшее церковное управление в XIII — нач. XV в
18.10.2007
ІЦП
Головна
Новини
Статті та Публікації
Видання Інституту
Проекти Інституту
Про ІЦП
Конгрес Богословів УГКЦ
УБНТ
Законодавство
Собори
Синод
Збірки законів
Послання і листи
Літургійне Право
Окружні послання Римських Архиєреїв
Розділи сайту
Бібліотека
Питання каноністові
Світова Періодика
WEB-ресурси
Архів
Документи
Пошук
Електронний каталог ІЦП
Дипломні роботи
Судочинство
Авторизація





Забули пароль?
Ще не зареєстровані? Реєстрація
 
 
Дорогі колеги!!!
Інститут Церковного Права ім. свщмч. Андрія Іщака

Запрошує на семінар каноністів

Тема: Організація душпастирства згідно рішень синодів Києво-Галицької Митрополії в роках 1596-1991.

Доповідач: о. д-р Роман Шафран

Четвер, 25 жовтня 2007 р. о 15 год. музей Йосифа Сліпого

 
 


Высшее церковное управление в XIII — нач. XV в
Написав Я. Н. Щапов, Б. Н. Флоря   
07.06.2007
1. Введение
2. Высшее церковное управление в XI–XII вв.

Деятельность митрополита как Главы Русской Церкви. С сер. XIII в. можно говорить о значительных изменениях условий, в которых протекала Первосвятительская деятельность общерусских митрополитов, и соответственно об изменениях характера этой деятельности. Состояние источников позволяет составить представление о власти Первоиерарха Русской Церкви в XIII–XV вв. более полное, чем это было возможно относительно домонгольского периода. Произошли перемены в отношениях митрополичьей кафедры с К-польским Патриархатом: если до сер. XIII в. митрополитом, как правило, был грек, присылавшийся из К-поля, то с этого времени все большее распространение получает практика поставления митрополитом кандидата, предложенного русскими правителями из числа местных уроженцев; первым в ряду таких митрополитов стал «печатник» (канцлер) кн. Даниила Галицкого Кирилл II, поставленный в Никее в сер. 40-х гг. XIII в. Это, несомненно, способствовало все более глубокому вовлечению митрополичьей кафедры в решение проблем, волновавших в то время не только Церковь, но и светское об-во. До сер. XIII в. нет почти никаких сведений об участии митрополитов в политической жизни. На страницах летописей митрополит упоминается лишь как посол, передающий предложения одних князей другим. Во 2-й пол. XIII в. в условиях резкого усиления феодальной раздробленности и падения роли и значения вел. князя произошло определенное освобождение митрополичьей кафедры из-под опеки светской власти. В решениях Собора 1273 г. нет никаких указаний на участие в его работе светской власти. В 1270 г. митр. Кирилл II выступил посредником при примирении Великого Новгорода с вел. кн. Ярославом Ярославичем и гарантировал новгородцам, что вел. князь выполнит взятые на себя обязательства. К нач. XIV в. относятся новые свидетельства о попытках митрополитов препятствовать междукняжеским усобицам. Когда в 1311 г. св. кн. Димитрий Михайлович, сын вел. князя владимирского, отправился в поход на Н. Новгород, свт. Петр не благословил его, и тот был вынужден распустить войско.

В нач. XIV в. переместился центр епархии. Хотя митрополиты продолжали именоваться «Киевскими», но в Киеве находились их наместники, а резиденция митрополитов в 1299 г. переместилась в Сев.-Вост. Русь — сначала во Владимир-на-Клязьме, затем (с 30-х гг. XIV в.) постоянным местопребыванием митрополитов стала Москва. Важную роль сыграло при этом то обстоятельство, что свт. Петр в последние годы Предстоятельства находился в Москве и там скончался (1326), его мощи стали одной из главных святынь Русской митрополии.

Роль митрополитов как носителей высшей церковной власти проявлялась и в этот период прежде всего в двух отношениях: митрополит руководил Церковью как через подчиненных ему епископов, так и непосредственно и одновременно отстаивал интересы Церкви перед лицом светской власти и об-ва. Важное воздействие на жизнь Церкви оказывала учительная деятельность Предстоятелей. Некоторые поучения были адресованы духовенству (или вообще пастве) всей митрополии, напр. «Поучение попом» митр. Кирилла II и «Поучение попом, игуменом и диаконом» свт. Петра, известны тексты двух поучений, обращенных к пастве свт. Алексием, ряд наставительных посланий к пастве и духовенству был написан свт. Фотием. В некоторых случаях учительная деятельность митрополитов носила более конкретный характер. Существуют послания и поучения митрополитов Фотия и Киприана, адресованные духовенству Новгорода, с наставлениями о правильном совершении богослужения и по широкому кругу вопросов церковной дисциплины. Несколько посланий митр. Фотия во Псков были посвящены борьбе с распространившейся здесь ересью стригольников, после чего псковские власти приняли меры против еретиков; в грамоте во псковский Снетогорский мон-рь свт. Фотий наставлял монахов об «общем житии»; ряд посланий содержал ответы на вопросы местного духовенства, что свидетельствует о высоком авторитете святителя.

Наряду с учительной большое значение имела административно-судебная деятельность митрополитов. С митрополитами связано введение на Руси в церковный обиход новых сборников канонического права — Кормчих книг. С кем из Киевских Первоиерархов связано появление на Руси древнеславянской Кормчей Ефремовской редакции, неизвестно, но митр. Кириллу II принадлежит заслуга выписки в 60-х гг. XIII в. из Болгарии сербской редакции Кормчей с толкованием, создания в Киеве русской редакции, включившей в себя в т. ч. русские памятники церковного права, принятия ее на Соборе 1273 г. в качестве канонического руководства для Русской Церкви. С митрополитами Алексием и Киприаном, по-видимому, связаны дальнейшие работы по расширению и приспособлению Кормчих книг к условиям XIV–XV вв. Однако, если митр. Кирилл впервые в практике славянских стран включил в Кормчую важнейшие русские архиерейские и соборные постановления, то после него новые решения митрополитов и Соборов, как правило, не пополняли состав Кормчих, но входили в особые церковно-юридические сборники.

В XIV–XV вв. роль митрополита в поставлении епископов становится более заметной и самостоятельной по сравнению с домонгольским периодом (во многом этому способствовал рост влияния московских князей). Так, в 1390 г. при посещении Твери, низложив по просьбе князя и духовенства виновного во многих проступках еп. Евфимия Висленя, митр. Киприан поставил епископом своего протод. Арсения, который, по всей видимости, был ставленником самого митрополита, а не тверского князя. То же повторилось в 1412 г.: митр. Фотий поставил епископом в Тверь «москвитина» Антония, как отмечено в митрополичьей летописи, вопреки желанию тверичей. Настоятель московского Симонова мон-ря Сергий (Азаков), поставленный в 1410 г. свт. Фотием на Рязанскую кафедру, также, по-видимому, был кандидатом митрополита, а не рязанского князя. Запись норм, определявших отношения епископов и митрополита, сохранилась в чине поставления епископа 1-й пол. XV в. (РИБ. Т. 6. Стб. 438–463). Епископ брал на себя обязательства не предпринимать каких-либо действий на территории чужой епархии без санкции митрополита, исправно вносить «пошлины» в пользу митрополичьего престола, «без слова всякого» являться к митрополиту по его первому вызову, даже если бы «князья и бояре» его епархии были против этого. Внесение в чин поставления последней статьи было связано с обязанностью митрополита «дозирать» за «делом церковным» на территории подчиненных ему епархий и не только отменять принятые там неверные действия, но и «казнити» виноватого. Имеется ряд свидетельств о том, что указанные нормы соблюдались на практике: Новгородский архиеп. Иоанн явился в Москву по вызову митр. Киприана в 1401 г., в разгар войны между Москвой и Новгородом; Тверской еп. Илья в 1422 г. поставлял священников в Новгородской епархии в отсутствие там владыки лишь с письменного разрешения митр. Фотия; когда в 1455 г. Ростовский архиеп. Феодосий разрешил не соблюдать пост в навечерие праздника Богоявления, митр. Иона созвал Собор епископов, на котором это решение было отменено, а архиепископ принес покаяние.

Роль Первоиерарха в организации церковной жизни со 2-й пол. XIII в. стала гораздо более заметной благодаря изменениям способа управления митрополией. В домонгольский период митрополиты очень редко покидали Киев, со 2-й пол. XIII в. положение изменилось. За весь домонгольский период митрополит посетил Великий Новгород лишь один раз — в 1132 г., за 2-ю пол. XIII в. митрополиты посетили Новгород четыре раза. Типичным явлением стали длительные (от нескольких месяцев до нескольких лет) объезды Первоиерархами митрополии, во время которых митрополиты неоднократно собирали епископов близлежащих епархий для решения вопросов церковной жизни. Находясь на территории какой-либо епархии, митрополит становился здесь высшим церковным судьей, осуществляя т. н. месячный, или проездной, суд. Усиление роли митрополитов в организации церковной жизни встретило враждебную реакцию со стороны Великого Новгорода. Во 2-й пол. XIV в. и первых десятилетиях XV в. духовенство и светские власти Новгорода не только отказывали митрополиту в праве осуществлять месячный суд при посещении им города, но и добивались в К-поле, чтобы митрополичья кафедра перестала быть для новгородцев высшей судебной инстанцией, а Новгородский архиепископ был освобожден от обязанности посещать митрополита. В этом конфликте Патриархия встала на сторону митрополита и новгородцам не удалось добиться ослабления связи своей епархии с митрополичьей кафедрой; однако, несмотря на поддержку К-поля, все попытки митрополитов добиться осуществления месячного суда в Новгороде оказались безуспешными вплоть до падения Новгородской республики.

Церковные Соборы. Со 2-й пол. XIII в. в источниках появляются важные сведения о Соборах епископов, созывавшихся митрополитом для решения различных вопросов церковной жизни. Сохранился текст решений Собора епископов, созванного митр. Кириллом II в 1273 г. во Владимире Суздальском или, скорее, в митрополии, в Киеве («Правило Кирила, митрополита Русскаго и епископов... сошедшихся на поставление Серапиона Владимирского»). На этом Соборе была признана в качестве собрания правил новая Кормчая книга Русской редакции, урегулированы размеры пошлин за поставление священно- и церковнслужителей, уточнены требования к поставляемым в клир и правила крещения, подтверждены функции диаконов и церковнослужителей, вынесены постановления о борьбе с языческими традициями, особенно распространенными в Новгородской земле. Часто Соборы созывались для решения отдельных конкретных вопросов. Так, в Костроме ок. 1330 г. митр. Феогност (1328–1353) созвал Собор для разрешения территориального спора между епископами Рязанским и Сарайским. В некоторых случаях инициатива созыва Соборов могла принадлежать князьям. На Соборе в Переславле-Залесском 1309/10 г., в котором принимали участие Патриарший клирик, два русских епископа, игумены, священники, сыновья владимирского вел. кн. Михаила Ярославича, другие князья и сопровождавшие их бояре, состоялся суд над свт. Петром, ложно обвиненным во взятках; Собор закончился оправданием Предстоятеля Русской Церкви.

Взаимоотношения со светской властью. Во 2-й пол. XIII–XIV вв. чрезвычайно осложнились условия, в которых осуществлялись взаимоотношения Церкви со светской властью. После монголо-татарского нашествия над древнерусскими землями утвердилась верховная власть ханов Золотой Орды; чтобы отстаивать права Церкви, митрополитам приходилось многократно ездить в Орду и проводить там подчас долгое время, подвергаясь унижениям и поборам. В 1267 г. митр. Кириллу удалось получить от хана Менгу-Темира жалованную грамоту (ярлык), по которой духовенство освобождалось от даней и повинностей в пользу Орды, гарантировалась неприкосновенность церковных имуществ и сохранность книг «христианского закона». С некоторыми изменениями этот ярлык подтверждали последующие ханы. Хотя на практике установления ярлыков, конечно, нарушались во время опустошительных походов ордынцев на русские земли, в мирное время они давали возможность митрополитам бороться с произволом баскаков и данщиков. В отношениях с местной княжеской властью митрополиты отстаивали тот статус Церкви в об-ве и гос-ве, который был определен в домонгольский период Уставами князей Владимира и Ярослава. Об усилиях высшей церковной власти в этом направлении говорят сохранившиеся записи соглашений митр. Киприана (1402) и митр. Фотия (1419) с вел. кн. московским Василием Дмитриевичем о том, что великокняжеская власть в своих отношениях с Церковью будет руководствоваться положениями этих Уставов. Сохранилось обращенное к тому же вел. князю поучение свт. Фотия о неприкосновенности церковных имуществ. Как видно из посланий митрополитов Киприана и Фотия в Псков и Новгород, в отношениях с Новгородской и Псковской республиками митрополиты настаивали на подчинении всех духовных людей святительскому суду и сохранении Церковью ее собственности.

В наиболее сложном положении оказалась православная Церковь и высшая церковная власть на тех русских землях, которые со 2-й пол. XIII в. стали переходить под власть иноверных правителей — литовских князей-язычников, сначала Миндовга, Гедимина и его сына Ольгерда, а затем польского короля-католика Казимира III. С кон. XIV в. украинско-белорусские и часть русских (Смоленщина) земель оказались под властью вел. кн. литовского Ягайла, принявшего католицизм с именем Владислава и занявшего также польский трон, и его потомков — Ягеллонов. От Первоиерарха в очень значительной мере зависело, каково будет положение Церкви под инославной и иноверной властью. Большую роль в сохранении православия на западнорусских землях сыграл в посл. четв. XIV в. митр. Киприан. Он возобновлял богослужение в заброшенных храмах и строил новые, поставил епископов на «запустевшие» без архиереев кафедры, добился возвращения Церкви утраченных ею в предшествующие десятилетия земель. Его деятельность имела значение и для определения условий, в которых существовала православная Церковь. Известно, что грамота Ягайла 1405 г. Перемышльской кафедре, подтверждавшая за нею ее земельные владения и признававшая судебно-административную власть епископа над монахами и священниками епархии, была выдана при участии митр. Киприана.



4. Борьба митрополитов за сохранение единства митрополии в XIV — 1-й пол. XV в.
5. Высшее церковное управление в Московской митрополии после установления автокефалии и Соборы XV — нач. XVI в.
6. Высшее церковное управление в Московской митрополии в XVI в.
7. Высшее церковное управление в XVII в.
8. Высшая церковная власть в Западнорусской митрополии в XV–XVII вв.

Джерело: http://ezh.sedmitza.ru
 
Назад
Інститут церковного права © 2005-2006 icl.org.ua
© ІCL, 2005-2006. Контакт: