Інститут Церковного Права

Головна Статті та Публікації Высшая церковная власть в Западнорусской митрополии в XV–XVII вв.
18.10.2007
ІЦП
Головна
Новини
Статті та Публікації
Видання Інституту
Проекти Інституту
Про ІЦП
Конгрес Богословів УГКЦ
УБНТ
Законодавство
Собори
Синод
Збірки законів
Послання і листи
Літургійне Право
Окружні послання Римських Архиєреїв
Розділи сайту
Бібліотека
Питання каноністові
Світова Періодика
WEB-ресурси
Архів
Документи
Пошук
Електронний каталог ІЦП
Дипломні роботи
Судочинство
Авторизація





Забули пароль?
Ще не зареєстровані? Реєстрація
 
 
Дорогі колеги!!!
Інститут Церковного Права ім. свщмч. Андрія Іщака

Запрошує на семінар каноністів

Тема: Організація душпастирства згідно рішень синодів Києво-Галицької Митрополії в роках 1596-1991.

Доповідач: о. д-р Роман Шафран

Четвер, 25 жовтня 2007 р. о 15 год. музей Йосифа Сліпого

 
 


Высшая церковная власть в Западнорусской митрополии в XV–XVII вв.
Написав Б. Н. Флоря   
03.07.2007
1. Введение
2. Высшее церковное управление в XI–XII вв.
3. Высшее церковное управление в XIII — нач. XV в.
4. Борьба митрополитов за сохранение единства митрополии в XIV — 1-й пол. XV в.
5. Высшее церковное управление в Московской митрополии после установления автокефалии и Соборы XV — нач. XVI в.
6. Высшее церковное управление в Московской митрополии в XVI в.
7. Высшее церковное управление в XVII в.

Зависимость Киевской митрополии от К-поля в течение длительного времени была, скорее, формальной и ограничивалась тем, что Патриарх давал свое благословение кандидату, предложенному правителем Польши и Литвы. До последних десятилетий XVI в. К-польские Патриархи не посещали Киевской митрополии и никак не вмешивались в ее внутреннюю жизнь. Из сохранившихся обращений в К-поль видно, что при выборе кандидатов на епископские кафедры правитель считался с мнением православных князей и панов. Ряд свидетельств указывает на то, что носители высшей церковной власти в кон. XV–XVI в. неоднократно предпринимали попытки оградить внутреннюю жизнь Церкви от вмешательства инославных правителей и светских патронов разного вероисповедания. В 1499 г. митр. Иосиф I Болгаринович добился утверждения вел. кн. литовским Александром западнорусской редакции Устава Ярослава, в котором подтверждалось право митрополита «вси дела духовные справовати» для христиан «греческого закона», светским властям запрещалось вмешиваться в церковный суд и присваивать церковные доходы, подтверждался суд Церкви по бракоразводным делам, устанавливались высокие денежные штрафы для тех «мирских властей», которые станут мешать митрополиту осуществлять свою власть над епископами или епископу — над приходскими священниками (Древнерусские княжеские уставы. С. 137–138). Позднее благодаря хлопотам митрополитов этот документ подтверждался и преемниками Александра. По инициативе митр. Иосифа II (Солтана) в дек. 1509 г. в Вильне был созван Собор (см. Виленский Собор), который принял ряд важных решений, направленных на укрепление церковной дисциплины и ограничение вмешательства мирян в дела Церкви. Злоупотреблениям и насилию со стороны правителей и шляхты должны были противостоять совместные действия епископов и митрополита. В работе Собора участвовали не только епископы, но и настоятели многих обителей, протопопы и приходские священники. В 1568 г. митр. Иона III, обращаясь к королю и сейму, вновь добивался, чтобы мирянам было запрещено вмешиваться в церковные дела и церковный суд, чтобы Церкви были возвращены утраченные ею земли и чтобы для церковных земель были установлены точные границы. Об учительной деятельности Киевских митрополитов в XV–XVI вв. каких-либо данных нет.

Очень немногие и отрывочные сведения характеризуют деятельность митрополитов по управлению Церковью. Важной особенностью жизни Киевской митрополии было то, что Первоиерарх не пользовался никаким влиянием при поставлении епископов: епископские кафедры раздавались королем не только духовным, но и светским людям, семейным и не постриженным в монахи. Митрополиты пытались вести борьбу с подобной практикой, в решениях Виленского Собора 1509 г. указывалось, что в епископы следует ставить только людей достойных по обыску и свидетельству духовного отца. Митрополит и епископы должны были протестовать перед правителем против передачи кафедр недостойным людям. В 1568 г. митр. Иона III добивался того, чтобы церковные должности не давались светским людям или чтобы те по крайней мере принимали сан в течение трех месяцев после получения должности. Однако все эти предложения или не были приняты, или не были проведены в жизнь. Митрополиты иногда вмешивались, когда злоупотребления приобретали особенно вопиющий характер. Так, Иона III заставил принять монашеский сан Ивана Борзобогатого (см. Иона (Борзобогатый)), который три года управлял Луцкой кафедрой, будучи мирянином. Поставленные светской властью, архиереи в случае возникновения каких-либо трудностей искали поддержки не у своего главы — митрополита, а у короля, так поступил в 1541 г. Полоцкий архиеп. Симеон в споре о «местах» с Владимирским еп. Геннадием.

Митрополиты стремились созывать Соборы для решения важных вопросов церковной жизни, но, как видно из преамбулы к решениям Виленского Собора 1509 г., епископы часто пренебрегали обязанностью являться на них; Соборы, по-видимому, собирались редко. Кроме Собора 1509 г. до кон. XVI в. известны лишь два — 1546-й и 1558 гг. Нет сведений о пересмотре митрополитом судебных решений архиереев, а также о посещении им каких-либо епархий; единственный известный факт этого рода — посылка митр. Иосифом (Солтаном) в 1509 г. Холмского еп. Филарета (Облязницкого) для «визитации» православных храмов в Галицкой земле. В особом положении находилась созданная в 1538 г. Львовская епархия. Согласно «присяжной грамоте» первого Львовского еп. Макария митр. Киевскому Макарию, епископ признавал себя «епископом дворным» митрополита и обязывался управлять епархией по наставлениям митрополита и ежегодно передавать ему половину церковных доходов; в случае нарушения этих обязательств епископ должен был лишиться своего сана и заплатить высокие штрафы королю и митрополиту. Хотя преемники еп. Макария пытались вести себя как самостоятельные архиереи, по отношению к этой епархии митрополит действительно выступал как верховный судья, неоднократно отменявший судебные решения местного епископа.

Вопрос об укреплении митрополичьей власти был поднят в последних десятилетиях XVI в., когда и церковная, и светская часть православного об-ва активно обсуждала вопрос об укреплении позиций православия в Польско-Литовском гос-ве перед угрозой экспансии католицизма и Реформации. Начало преобразований было положено созывом летом 1589 г. Собора в Вильне, на котором находившийся здесь по пути из Москвы К-польский Патриарх Иеремия II низложил митр. Онисифора (Девочку) как двоеженца и поставил митр. Михаила (Рогозу). Под руководством митр. Михаила ежегодно на протяжении 1590–1594 гг. созывались Соборы, в работе которых участвовали не только епископы, но также настоятели многих мон-рей, священники, представители братств, большой интерес к Соборам проявляла православная шляхта. На Соборах обсуждались преобразования, которые позволили бы Церкви успешно противостоять идейным противникам и оградить свою внутреннюю жизнь от вмешательства инославной власти; в заседаниях активно участвовали представители объединений православных мирян — братств, предложившие перед Собором 1594 г. свой проект церковных реформ.

Митрополит стремился укрепить внутрицерковную дисциплину и добиться деятельного участия епископов в жизни Церкви. При непосредственном участии митрополита на Соборе 1591 г. были в очередной раз приняты решения, которые должны были преградить недостойным людям доступ к епископским кафедрам. После смерти архиерея его преемник должен был избираться Собором епископов и его кандидатура предлагалась на утверждение королю. Одно из решений Собора 1590 г. предусматривало суровые санкции для тех епископов, которые не явятся на Собор, вплоть до того, что виновный «без милосердья з столицы скинен быти мает» (АЗР. Т. 4. С. 35). Острую реакцию митр. Михаила (Рогозы) вызывали также действия епископов, ставившие под сомнение авторитет высшей церковной власти. Так, на Соборе 1590 г. подвергся осуждению Львовский еп. Гедеон (Балабан), нарушавший особый статус, предоставленный Львовскому братству Патриархом Иеремией. Митрополит прилагал усилия к тому, чтобы вернуть Львовского архиерея в положение «дворного епископа» Киевского митрополита. В 1591 г. митрополит впервые в истории Киевской митрополии посетил Львов, где, в частности, снова публично осудил еп. Гедеона за его выступления против братства и приказал напечатать в типографии братства решения Собора 1590 г. В своих действиях митрополит искал поддержки К-польского Патриарха и опирался на его авторитет.

В ходе проведения реформ митрополичья кафедра оказалась между двух огней. С одной стороны, действия митрополита, направленные на усиление его власти, вызвали резкое недовольство епископов и стали для них одним из стимулов обращения к идее локальной унии Киевской митрополии с Римом. После того как неоднократно отказывавшийся повиноваться решениям митрополита и Собора еп. Гедеон (Балабан) был запрещен в служении, он был взят под опеку государственной властью, которая ясно дала понять, что не имеет намерения считаться в этом случае ни с авторитетом митрополита, ни с авторитетом Патриарха. Остальные епископы, не выступая открыто против митрополита, бойкотировали созывавшиеся им Соборы. С другой стороны, значительная часть православного об-ва — православная шляхта, братства —главным условием успеха реформ полагала устранение с кафедр недостойных архиереев. Считая митрополита неспособным на радикальные действия, братства и представители православной знати через его голову апеллировали в К-поль к Патриарху, добиваясь присылки экзарха для суда над епископами. Митрополит оказался не в состоянии справиться с возникшими трудностями, и в этих условиях Владимиро-Волынский еп. Ипатий (Поцей) смог убедить митрополита, что лучший для него выход из затруднений — присоединиться к епископам — сторонникам унии с Римом. Митрополит некоторое время колебался, но в конце концов последовал этому совету. После провозглашения митр. Михаилом (Рогозой) на Соборе в Бресте в окт. 1596 г. церковной унии с Римом (см. Брестская уния) не принявшие унии православные в Польско-Литовском гос-ве в течение нескольких десятилетий не имели своего митрополита.

В создавшейся ситуации для Киевской митрополии главной задачей стало восстановление высшей церковной власти. В 1597 г. Александрийский Патриарх Мелетий (Пигас), временно являвшийся Местоблюстителем К-польского Престола, назначил Патриаршими экзархами Львовского еп. Гедеона (Балабана), своего племянника архим. Кирилла (Лукариса) и кн. Константина Острожского, которые должны были подготовить условия для поставления нового православного митрополита и епископов. Однако выполнить эту задачу они в то время не смогли, а Кирилл (Лукарис) в 1601 г. по требованию правительства должен был покинуть территорию Речи Посполитой. Несмотря на попытки униатского Киевского митр. Ипатия (Поцея) удалить Гедеона с Львовской кафедры, последний сумел удержаться в епархии и до своей кончины в 1607 г. оставался фактическим главой православных в Речи Посполитой: он поставлял православных священников на всей территории страны, пытался (безрезультатно) в 1604 г. созвать Собор.

Добиться восстановления православной иерархии удалось лишь в 1620 г. Прибывший в Киев Иерусалимский Патриарх Феофан 9.10.1620 рукоположил в митрополита Иова (Борецкого), игум. мон-ря св. Михаила, одновременно были поставлены епископы на все вакантные кафедры Киевской митрополии. Власти Речи Посполитой не признали законности их поставления, и из-за преследований часть епископов вынуждена была покинуть свои епархии. Важным проявлением деятельности новой иерархии стал созыв Соборов, сыгравших большую роль в сохранении чистоты православного учения: на Соборе 1625 г. были осуждены неверные богословские мнения Кирилла Транквиллиона Ставровецкого; на Соборе 1627 г. подверглось критике сочинение Мелетия (Смотрицкого), в котором затушевывались разногласия между учением православной и католической Церквей. Пытаясь укрепить власть архиереев, митр. Иов (Борецкий) в сер. 20-х гг. XVII в. добился от К-польского Патриарха Кирилла (Лукариса) грамоты, по которой ставропигиальные мон-ри и братства (кроме Виленского и Львовского) должны были подчиниться власти епархиальных архиереев, но провести в жизнь это решение в условиях, когда официально не признанная православная иерархия зависела от поддержки светских патронов, оказалось невозможным.

Значительно укрепить высшую церковную власть в Киевской митрополии удалось митр. Петру (Могиле) (1633–1646), после того как власти Речи Посполитой вынуждены были примириться с существованием православной церковной организации. Заметно усилилась власть Первоиерарха: митрополит осуществлял контроль за выборами епископов, отказываясь посвящать недостойных кандидатов, напр. двоеженца Ивана Попеля, избранного на Перемышльскую кафедру духовенством своей епархии. Митрополит осуществлял контроль за тем, как епископы управляют церковными имениями, и активно вмешивался в церковную жизнь епархий с целью ее исправления, как произошло, напр., в случае с львовскими братчиками, самовольно отстранившими игумена находившегося под их патронатом Онуфриева мон-ря. Свт. Петр (Могила) добился также того, что на территории митрополии духовные книги стали издаваться лишь с его благословения, нарушившие установления львовские братчики должны были выплатить митрополиту значительный штраф. Важным актом митрополичьей власти, имевшим значение для жизни православных на всей территории митрополии, было создание Киево-Могилянской коллегии (1632) — первого православного высшего учебного заведения на территории Вост. Европы. Продолжали созываться Соборы. Наиболее значимым из них был Собор 1640 г. в Киеве, на котором обсуждался широкий круг вопросов церковной жизни — от уточнения отдельных чинопоследований и установления дисциплинарных правил до обсуждения богословских вопросов. На Соборе был принят «Катехизис», позднее получивший одобрение Восточных Патриархов как наиболее авторитетное изложение православного учения.

2-я пол. XVII в. была временем крупных международных конфликтов в Вост. Европе и внутренних столкновений между разными слоями православного об-ва, временем ослабления высшей церковной власти на территории Киевской митрополии. Иерархи разделились на несколько враждовавших между собой групп. На Правобережной Украине и в Белоруссии, находившихся в составе Речи Посполитой, противостояли друг другу два митрополита, избранные Собором в 1663 г. и утвержденные королем,— Иосиф (Нелюбович-Тукальский), получивший благословение К-польского Патриарха, и Антоний (Винницкий), которого поддерживало большинство епископов. Духовенство Левобережной Украины, присягнувшей (1654) на верность московскому царю, не признавало ни Иосифа, ни Антония и подчинялось Местоблюстителям — сначала Мстиславскому еп. Мефодию (Филимоновичу), затем Черниговскому архиеп. Лазарю (Барановичу). К кон. XVII в. бульшая часть православных на Правобережной Украине и в Белоруссии была принуждена принять унию, а духовенство Левобережной Украины, избрав митрополитом Луцкого еп. Гедеона (Четвертинского), перешло в 1685 г. под власть Московского Патриарха.


Ист.: Чин поставления епископа // АИ. Т. 4. № 1; ПСРЛ. Л., 19262. Т. 1; СПб., 1908. Т. 2; НПЛ; ПДРКП. (РИБ; Т. 6); Судные списки Максима Грека и Исака Собаки / Изд. подгот. Н. Н. Покровский. М., 1971; Древнерусские княжеские уставы XI–XV вв. / Изд. подг. Я. Н. Щапов. М., 1976; Darrouzиs J. Notitiae episcopatuum Ecclesiae Constantinopolitanae. P., 1981.

Лит.: Горчаков М. Монастырский приказ (1649–1725). СПб., 1868; он же. О земельных владениях Всероссийских митрополитов, Патриархов и Свящ. Синода (988–1738 гг.). СПб., 1871; Перов И. Епархиальные учреждения в Русской Церкви в XVI и XVII веках. Рязань, 1882; Дьяконов М. А. Власть московских государей: Очерки по истории политических идей Др. Руси до конца XVI в. СПб., 1889; Шимко И. И. Патриарший казенный приказ: его внешняя история, устройство и деятельность. М., 1894; Голубинский. Т. 2. Ч. 1–2; Бочкарев В. Н. Стоглав и история Собора 1551 г. Юхнов, 1906; Каптерев Н. Ф. Царь и церковные Соборы XVI–XVII столетий. Серг. П., 1906; Лихницкий И. М. Освященный Собор в Москве в XVI–XVII вв. // ХЧ. 1906. № 1. С. 71–93; Андреев И. Папские тенденции Патриарха Никона. СПб., 1908; Шпаков А. Я. Государство и Церковь в их взаимных отношениях в Московском государстве: Царствование Федора Ивановича. Учреждение Патриаршества. Од., 1912; Соколов П. Русский архиерей из Византии и право его назначения до начала XV в. К., 1913; Булгаков Г. И. Западнорусские православные Соборы как органы церковного управления. Курск, 1917; Поппе А. Русские митрополии Константинопольской Патриархии в XI в. // ВВ. 1968. Т. 28; 1969. Т. 29; Щапов Я. Н. Княжеские уставы и Церковь в Древней Руси. М., 1972; он же. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси, XI–XIII вв. М., 1978; он же. Государство и Церковь Древней Руси Х–XIII вв. М., 1989; Милов Л. В. О древнейшей истории Кормчей книги на Руси // История СССР. 1980. № 5. С. 105–123; Вернадский Г. В. Предисловие // Patriarch Nikon on Church and State: Nikon’s «Refutation» / Ed. by V. A. Tumins and G. Vernadsky. B.; N. Y.; Amsterdam, 1982; Флоря Б. Н. Брестские синоды и Брестская уния // Славяне и их соседи. М., 1991. Вып. 3: Католицизм и православие в средние века; он же. Отношения государства и Церкви у восточных и западных славян: (Эпоха средневековья). М., 1992; Булычев А. А. О публикации постановлений церковного Собора 1620 г. в мирском и иноческом «Требниках» (М., 1639) // Герменевтика древнерусской литературы. XVI — начало XVIII в. М., 1989. Сб. 2; Макарий. Кн. 3; Кн. 4. Ч. 1; Синицына Н. В. Третий Рим: Истоки и эволюция русской средневековой концепции. М., 1998.

Джерело: http://ezh.sedmitza.ru
 
Назад
Інститут церковного права © 2005-2006 icl.org.ua
© ІCL, 2005-2006. Контакт: